Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Борис Дмитриевич Гринченко

17-02-2017

А дальше еще сидят Денисов тесть Манойло Гаврилович, Домашин отец, у него сват Остап Колодий, кум Терешко Тонконоженко и Яхрем Рябченко - все богатыри, хорошо повдягани, в синих чумарках, в таких, как у Дениса, только Рябченко по-Городянского - в жакетци.

Тесть и кум Терешко - то старые приятели Денису, из ими он издавна в союзе, он им, а они ему помогу-ют. С Копаница Денис подружился тогда, как пособив ему вылезти на старшину, тогда же и с сучком зазнался сильнее. А вот с Остапом Колодием и с Яхремом союз не из-так еще давняя.

Остап Колодий, нарядный, высокий, черноволосый мужчина, - он родственник Денису, то бишь сват, так как при его брата Зинка отдал свою дочь Гаинку (Гаиания ее окрестили, а это уже так по-простому стали звать). Думал Зинка перенадиты, на свою сторону перенято, чтобы он с ним в союзе был, - дак разве того дурака научишь? Потому Остап не любит Зинка, а с Денисом родичаеться.

А Яхрем Рябченко ... ну, это штучка! Они были совершенно в ссоре - Денис и Яхрем. Когда на Яхрема везде подейкувано, что он краденое передержуе. Дак, как взяты в Сивашей сало, Денис и намигся, чтобы потрушено Рябченко. Ничего не найдено, а вражда промеж их стала большая. Кто и знает, что бы оно возникло из этого, и вскоре после той истории с салом Яхрем ушел куда-то на заработки ... с год его не было, а потом вернулся и денег с собой принес ... и то, говорят, и не немного ... И сейчас купил себе два надела ... Прошел еще год или два, - вплоть глядь! - Яхрем взял в глущкивського господина триста десятин земли в посессию. Как это получилось, никто не мог понять. Нанимала эту землю у господина община, нанимали богатые люди, - не отдал господин: большей цены хотел ... А те себе загнулись: Погоди, сударь, подожди и отдашь и за нашу цену! А Рябченко подскочил, то там прикинул господину и взял на себя. И где он денег добыл, чтобы господину треть заранее заплатить, дак никто и понять не мог, - все удивлением великим издивувались. Вот лее добыл и взял! И не зря: сам не стал хозяйствовать, а начал землю давать за деньги людям, а именно тогда земля сделалась дорога, - по два рубля барыша взял на десятине! И как ушел с того времени, то все идет и идет вверх! Ого-го! Теперь уже никто и не вспоминает о том, что когда бабы хлопали, мовбито он краденое передержуе! Где там! Теперь он Яхрем Семенович, богатырь ... везде в кунпании бывает ... И с Денисом помирились. Чего им ссориться? Что было, то прошло, а с ссоры добра не будет, а в происшествии друг другу они могут стать.

Дак вот такие гости сидели в горнице у Дениса Филипповича Сивашенко за столом, полным всякой блюда. Хозяйка, пожилая женщина, молча подавала на стол блюдо, иногда только припрохуючы гостей призволитись; хозяин был шумный, веселый, угощал и упрашивал охотно. Это же такие дорогие гости! НЕ голь какая из Зинькова кумпании, а почтенные крепкие хозяева, с ними хоть какое дело делать нельзя - осилят! И деньгами-достатками они - сила, и в общине сила.

Домаха уже пошла в другую комнату чинить самовар, а Денис все угощал и говорил:

- Истинная правда, что говорит Григорий Павлович, наш господин старшина: никакого покорства теперь у мужика нет. (Денис таки научился между «образований» людьми и себе «по-образовано» забрасывать) Всякая голь тянуться равняться с толковый, порадошним хозяином. Чем больше харпак, тем больше в общине шумит против зажиточного человека. Того и в голову не кладет, что если бы нас не было, то как бы и они прожили? У кого землю взять на хлеб? - У нас! - К кому скотину пасти отдавать? - К нам! - У кого денег занять? - У нас же ж! Что бы они делали без нас?

- Именно! Истинная правда! - Отвечали гости. - Подохла бы проклятая харпачня без нашего помощи.

А кум Терешко (он же при господах был, то знает, как сказать) доточил:

- Настоящая благодияния оказуеться, настоящая! А Денис продолжал:

- Вот видите! А еще и дыбом против нас становятся!

Только порадошний человек захочет что сделать - или в общине, так, - сейчас крика, шума, репету такого наделают, что настоящая бунт, да и только! Вот, сказать, как Остап Дорохвейович, - он кивнул на Колодия, - хотел, чтобы ему община отдала волость новую делать, - горе! Какой крик изробився! Говорят: богатеть за наш счет будет! А все ложь ...

- Конечно, ложь! - Сказал старшина, а Остап только рукой махнул.

- Вот так и я, - говорил Денис, - хотел бы сделать одно дело малое-небольшое, да и боюсь с ним соваться в общину, чтобы ни зла здобуться. Разве что уж вы, господа хозяева, пособить мне.


Другие статьи по теме:
 САПФÓ
 Влияние Вольтера на европейскую культуру.
 Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович
 На вопрос «Что читать?" отвечает писатель Владимир Даниленко.
 Заслуженный исследователь великорусской и украинской песни В. Перетц

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: