Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Брат на брата

27-02-2017

Знает только, что там жизнь кипит, люди борются, добиваются ... Горела его душа, стремясь тоже туда же ... Хотелось делать и бороться и было страшно жалко по своему селу. Девять лет выбыл он там в школе. Многие его школьников есть таких, которые купчаться круг его и Тали, как одна духовная семья. Сколько книг из ими прочитано, сколько разговоров было! Немного знания. Дано им ... Он с Тале передали им часть своего собственного я, они словно уже родные им сделались - как же не жалко их покидать? Особенно теперь, когда весь народ возмутился, рвется к лучшей жизни, когда им всем так надо помощи - словом и делом ... Конечно, - добром налитое сердце Не остынет! - Ничто не сможет уничтожить совсем ту национальную и политическую сознательность, которую дали они вдвоем своим ученикам, но все же народ живет в такой страшной темноте, среди нее легко зблукатися даже тому, кто, кажется, будто и знает дорогу! И так хотелось их всех видеть ... Больше Петра и Иакова.

Но где там их увидишь, когда и Тали к его не пускают ... детей даже! Чего уж детей не пустили? Что тии дети могли поделать? И где они теперь все трое? Здоровы ли? Еще никогда не было так грустно, так жалостно-болезненный без их ... без тихих Таллин глаз, без веселого щебетания детского ...

Хотя бы на минуту, на одну минуту увидеть!

Серые грязные стены - загаженные, заплямани, холодные - сжимали его со всех сторон. Только там, сквозь решетку небольшого окна, высоко, почти под потолком, виднелись клочок голубовато-ясного неба с кончиком белой тучки, по краям прозрачной, как кисея. Осенний день удался теплый, солнечный и казался Корецком здесь, среди этой грязной темнотой камеры, не осенним, а весенним. Мнение невольно напоминала усыпаны белыми цветами вишни, душистые, блестящие листочки на березах и длинные серебристые ветви ивовые, склоненные над молодыми шумном волнами веселой реки, вьется среди широкой зеленой луга с разбросанными по ней пятнами желтых цветков. Которое все было красиво, безмерно-прекрасное, весеннее ... Как же без его жить? Разве это можно? Разве рыба может без воды жить? О, как он теперь понимал, как хорошо понимал тех несчастных! Непобедимой силой влекло их из тюремных стен, и они шли ни на что не смотря - шли под пули стражей, на голод и блуканину в сибирской тайге, не останавливались перед смертью своей или чужой, чтобы только увидеть над собой широкую голубую небесную, чтобы услышать дуновения вольного ветра, чтобы припасть намученимы грудью к матери-земле и целовать ее, целовать безумными поцелуями, пряча лицо в пахучей молодой траве! О, за один такой день можно идти на все, сделать все!

Звякнули ключи у двери, стукнул засов. Принесено обычный утренний чай.

- Горяченького! - Сказал солдат-смотритель, ставя на стол жестяной чайник и кладя франзолю.

Корецкий ничего не ответил ему. Машинально, не думая о том, что делает, стал возиться с чаем, потом быстренько выпил его, как делать то, чего не мог не сделать из повинности, лег на кровать, закрыл глаза и снова начал мечтать.

А что, если бы действительно попробовать? Не все же побега кончаются несчастливо. Ибо пока его здесь держащего, это неизвестно. Может даже сошлют куда-нибудь на север или в Сибирь ... куда-то между якуты ... Разве там меньше опасности смерти? Чтобы грубый деспот-тюремщик проявил свою грубость чуть в большей степени, а невольник запротестовал против этого, - вот уже и готова какая якутская трагедия ... А если бы сейчас вырваться туда - на зеленые луга, под солнечное небо! О!.

Он сорвался с постели и обошел камеру под стенами, оглядывая их. О, очень крепкие! Он остановился перед окном, подумал ... Конечно, когда перепилил бы играть и веревки путного, то можно быть внизу ... Но внизу под окном будет двор, а надо быть за двором. Ну, как же?

Корецкий начал припоминать, что он именно видел, проходя двором, представлял план его и никак не мог дорозумуватися, где именно он оказался бы, если бы сошел веревкой из окна во двор. Кажется, это окно боковой стене. Если так, то тогда, став на земле, он должен пройти до угла здания, перейти двором к средней ворот ней вступить во второй двор, потом опять ворота и только тогда воля.

Так. А ведь именно в его под окном ходит часовой, возле ворот: второй, а ворота заперты и ключ во вратаря ... так же и со второй воротами. Наконец там, по последней воротами, снова часовой ...


Другие статьи по теме:
 Это появилось в ближнем
 Как видите
 Интересно, когда он к нам выйдет?
 За ними гнались несметные полчища
 Круг Огня

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: