Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Брат на брата

24-04-2017

- Отведы х - пусть соберутся, - велел начальник старшему смотрителю. - Тогда освободить, - могут идти ...

Вернувшись в камеру, Корецкий НЕ сложил, кучей покидал в корзину свои вещи и едва мог дождаться, пока солдат связал их. Тогда не пошел, а больше побежал по коридору и вниз по ступенькам, - едва солдат с корзиной за ним поспевал.

Только они вышли во второй двор, сейчас Корецкий услышал, что за воротами на улице какой-то шум. Но он об этом не думал. Пас нетерпеливыми глазами руки мешкотно вратаря, что, поспишаючись, методично опускал ее своими толстыми пальцами ключ в замок, возвращал его там, отпирал ... Наконец открыл, вытащил замок, стукнул, отодвигая, запором ... Корецкий наклонился тем временем, взял с земли корзину за веревку и шагнул в открытую калитку на улицу.

И вдруг очутился среди толпы: толпа людей стояла у самой ворот - мужчины, барышни ... От неожиданности он остановился, глядя на людей.

- Корецкий! - Бросил кто среди толпы.

- Урра-а-а! Корецкий! Урра-а-а!

И вдруг кто выхватил у его из рук корзины, его самого подхватили чьи-то руки, много рук, и он заколыхался над головами крупного толпы, что залило весь площадку перед тюрьмой. Прямо перед Корецким развевался огромный белый флаг с надписью красными буквами: «Амнистия». Далее краснело еще несколько флагов - меньших.

- Урра! - Гром еще сильнее. - Урра, Корецкий! Да здравствует свобода!

- Господа, что вы делаете? Не терзайте вы так мужа! - Послышался знакомый Корецком голос. - Надо на звожчика!

- Звожчика! Давай звожчика! - Закричало несколько голосов. Корецкого спустили вниз.

Скопище расступилось, покидая место, и на конце его Корецкий увидел фаэтон.

- Прошу вас, Евгений Петрович, - произнес тот же знакомый голос, и Корецкого взял под руку мужчина с черной бородой, - хорошо знакомый ему адвокат Яковенко. Между двумя рядами людей - господ, рабочих, барынь, барышень - они прошли в фаэтон. Корецкий сел в его, с ним Яковенко, а напротив еще два человека, - все трое сжимали руку Корецкому, здоровались с ним, поздравляли «с освобождением», но Корецкий не понимал, кто те двое, и не понимал, что с ним происходит.

- Отправляйся в думу! - Велел Яковенко. - Быстрее! Лошади тронулись. Но все скопище двинулось по фаэтоне, обступило его, и он должен ехать походкой.

- Ну, слава богу, - таки добились! - Говорил Яковенко. - Знаете: прокурор и жандармы никак не хотели вас выпускать. А я говорю ... я был в депутации от митинга ... я говорю: для самой власти лучше, когда выпустите его, чем когда доведете до несчастья ... Ведь перед тюрьмой стоит толпу, готовое ежесекундно разбивать ворота ... Ну, они и сами подумали ... согласились ... Теперь мы просто на митинг Все требуют, чтобы вы там были, хотят вас видеть.

- Какой митинг? - Едва мог спросить Корецкий. - По какому поводу?

- Как с какого? - Удивился Яковенко. - Ах! то вы, бедный, ничего не знаете! Вы не читали телеграммы ... Господа! - Крикнул он в толпу. - Он не читал телеграммы ... Дайте телеграмму! Скорее!

- Телеграмму! Телеграмму! - Розкотилося народом, и несколько рук с большими листами протянулось к фаэтон. Яковенко взял один и подал Корецком.

- Вот читайте: «высочайший манифест ...» Конституция!


Другие статьи по теме:
 Вот классно
 Тигролови
 Как видите
 Рекреации
 Артур Пепа еще не знал

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: