Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Брат на брата

26-06-2017

- Осторожнее ... осторожнее ... не упадите! Тут ступеньку ... - говорит Яковенко и тянет за руку Корецкого вверх, все среди того же толпы.

Корецкий силится не упасть, нащупывает ногами среди чужих ног какие бы доски и восходит все выше и выше, все время глядя вниз и следя своих движений.

- Ну, пришли! - Говорит Яковенко.

Корецкий поднимает голову и видит перед собой стол, поставленный на каком помосте, а за столом какого господина ... Он сейчас же узнает доктора Лавренко и понимает, что это голова митинга. У его за столом еще двое: один сидит, а второй, совершенно незнакомый Корецком, молодой, чернявый мужчина с худым лицом, говорит речь.

И вдруг сначала тихо, а дальше все громче и громче слышится вокруг:

- Корецкий! Корецкого привезено! Выпустили! Освобожден! Корецкий! Корецкий!

Председатель митинга Лавренко поворачивается и видит Корецкого. Он быстро встает и сжимает ему руку.

- Как я рад ... - но голос прерывается ему, а вокруг соревнуется все сильнее и сильнее крик:

- Корецкий! Корецкий!

Чернявый промовник замолкает. Лавренко машет обеими руками на толпу, прося молчания. Как немного притихает, он громко, на весь майдан, кричит:

- Граждане! Воля действительно наступила ... Первый день нашего конституционного жизни уже зазначився: перед нами уже не в тюрьме, а на свободе один из борцов за его, за счастье народное, - Евгений Петрович Корецкий.

- Ура, Корецкий! Ура! Да здравствует свобода! Ура, Корецкий!

Корецкий видит перед собой море голов, а над ним - вон везде по площади - купаясь в золотом сиянии, вьются, то сворачиваясь, то разворачиваясь, красные флаги с какими надписями ... А вон один белый - это тот, что написано: «Амнистия »... и черный ... Флаги имеют, море голов волнуется, руки снимаются вверх - машут глыбами, белыми платками ... И вокруг из домов - в окнах, на верандах и даже на крышах тоже толпятся люди, машут платками, флажками, и могучий голос освобожденного народа гремит до светлого, радостного, счастливого неба:

- Да здравствует свобода!

Помалу крики утихают, руки с глыбами и платками втомляються махать. Корецкого сажают тут же за стол. Чернявый оратор может кончать свою речь. Корецкий смотрит на толпу. Оно залило весь майдан и ближе части улиц, сходящихся к нему. Студенческие фуражки, робитницьки глыбе, женские шляпа, дорогие барские шляпе, даже цилиндры, - все смешалось в одну огромную мешанину ... Он несколько крестьянских шапок, пожалуй крестьяне из ближайших сел. Вон три белых платочка сестер Красного Креста ... И везде, везде красные ленты - в петлю на шляпах и шляпа ... Он какой-то мальчик без шапки. Слез на фонарный столб и обвязывает его полоской красной китайки. А вон два офицерские мундиры ... нет, то военные врачи ... и в тех даже красные ленты в петельках пальто ... Пока Корецкий рассматривает, черноволосый промовник говорит о важности момента, о великое дело освобождения пролетариата, и его, видимо, не очень слушают и едва он умолкает, - сейчас срывается новый крик:

- Корецкого ... просим Корецкого сказать! Пусть Корецкий говорит!


Другие статьи по теме:
 Попутные гости
 Оловянный перстень
 Культура Древней Индии
 С камней и сна
 Тигролови

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: