Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Человек бежит над пропастью

14-12-2016

.. А они крестили ребенка.

Хата качалась от грохот страшных взрывов. Сама крепость Бога лежала перед их похолодели душами, розторощена и обращена в руины. Недавнее стройное чудо архитектуры Растрелли, вищирилася она провалами и хаосом глыб, перемешанных с костями, зияла, и дымилась, и сходила чадом. Прибежище душ человеческих, символ могущества и святости, «несгораемой купины», незыблемой силы и вечного покоя, надежда и опора всех страждущих и обремененных - эта, как и другие, и другие, сходя чадом, превращалась в прах.

В апокалиптическом грохоте черной этой эпохи отчаяния, что для многих была предсказанную библейским концом света, разрушены и опустошены сами, как и все вокруг, они тянулись над бездной, и заливали ее пьянкой трут, и били ее песнями, и засыпали ее дерзким, кощунственным, отчаянным смехом, чтобы не завыть вдруг в черную неизвестность, как первобытные волчьи души на холодный месяц. Они пели над черным хаосом, над пропастью ужаса, одичание, жестокости и смерти, чтобы не взорваться вдруг жгучими слезами безнадежности, тягучим криком утерянного, руинами заваленного, бездомного, в землю осамитненого сердца ...

Максим, хозяин дома этого и отец ребенка этой, сидел у стола и, вместо забавлять и упрашивать гостей, смотрел задумчиво на бутылки, а ухом услухався где-то вне стену - туда, на улицу, в мир, глухо шумел. Смотрел и ничего не видел, - все сливалось в одном ослепительном облике, словно кто крутил фильм, спроектированный на ослепительный экран, и остановился именно на этом месте ...

... Сын солнечного Палермо или, может, Венеции - сын далекой легендарной Италии, вытесненный вон из колонны, катилась мостовой и в которой он шел автоматически, - обвел солнце, и весь мир, и это чужое, незнакомое город невидящими глазами и опустился на парапет . Он дотянулся до него, к парапету при бульваре, как сомнамбула, волоча полотенца за штык по расквашенные, перемешанный со снегом грязи, и опустился на лату того парапета - полусознании, до конца истощен. Широко выпученными и невидящими глазами он смотрел прямо перед собой и мотал головой; потрескавшиеся губы его обкипилы кровью мотал головой и изредка выдвигал язык и полоска крови качалась, свисая с потрескавшихся губ ...

А против него стал друг его верный, тоже бесконечно истощен, но еще в сознании, и, выбиваясь из остатков сил, порывал своего друга туда, вперед, к Родине, - туда, куда они все идут, падая и снова вставая.

- Аванти! Аванти!. [1 Аванти - вперед (итал.)] - повторял он упорно, с тихим отчаянием. Он сам опирался на полотенца и клонился, как былинка на ветру, что вот-вот упадет.

- Аванти!

Он умолял, приказывал, кипел злобой и слезами, манил, просил:


Другие статьи по теме:
 Павел Чернокрыл
 Интересно, когда он к нам выйдет?
 Еще двумя волнами
 Оборотень хребте
 Это появилось в ближнем

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: