Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Дмитрий Дмитриевич Белый

12-06-2017

Кожух происходил из кубанских казаков. Начал воевать с 1914 года, в царской армии дослужился до чина подъесаул и в 1917 году, возвращаясь с фронта, пристав в Киеве в отряд вольного казачества, с которым и прошел по всем дорогам Борьбы. (Нам всем тогда казалось, что мы уже прошли до конца эти пути ... Если бы мы знали, что главным путем нам еще предстоит пройти!) Тогда сотник Кожух чуть ли не на всю Армию прославился своим упорством и удивительным умением находить выход из любых сногсшибательных обстоятельств . Как это водится, в рассказах о нем, уже трудно было отличить подлинные события от вымысла. Но то, что Кожух изворачивался из самых невероятных приключений, было неоспоримым. Он принадлежал к числу тех немногих, которые вернулись из Второго Зимнего похода.

В 1923 году Кожух, махнув рукой на бездействие Штаба, мелькнул с пятью такими же отчаянные на Большую Украину, и до нас только доходили отголоски его кровавого и запутанного пути. Его загоняли как волка лучшие чоновский отряды, а кубанский сотник все изворачивался, оставляя за собой сожженные сельсовета, убитых коммунистов и коммунаров. Через год, летом 1924 года, он вырвался к Збручу на загнанном коне, в окровавленной рубашке. За ним неслись всадники в черных кожанках. Под ливнем пуль Кожух, соскочив с лошади, бросился в реку, переплыл на польский берег и, не оглядываясь на чекистов, пошел навстречу польскому разъезда, сжимая в руке маузер без патронов.

После этих приключений Кожух перебрался в Подебрад и превратился в прилежного студента Сельскохозяйственной Академии под руководством своего земляка профессора Щербины. Здесь мы с ним и познакомились у профессора, который также руководил моими студиями по украинской истории. Сотник чрезвычайно сильно интересовался историей, и я с удовольствием преподавал ему свои взгляды на прошлое.

С полтавчанином Донцом я познакомился во Замостьем. Нашу сотню бросили навстречу коннице Котовского, мы влетели на заболоченное после дождя поле и красные батареи начали бить погрязших казаков. Лошадь спас меня, встав на дыбы и приняв в себя полпуда картечи. Я не успел понять, что произошло, как чья мощная рука выдернула меня из-под убитого коня, и через мгновение я уже бежал за лошадью какого казака, держась за стремя. Так судьба свела меня с Донцом.

Мы с кожухом расплатились с Длугошем и вышли на темную улицу - дальше путь кубанца направлялся на окраину города, где городские дома сливались с упорядоченными фермами. На одной из таких ферм и расположился хозяйственный студент-агроном, формально находясь рабочим в волшебной вдовы, чей муж погиб где в 1919 году, спасая Сибирь для Колчака. Поговаривали, что строгом сотнику было легче отбиться от всей конницы Котовского, чем от попыток своей законопослушной хозяйки закончить такую ​​наемный труд законным браком. Я снимал небольшую комнату недалеко от Академии.

Не успели мы распрощаться, как незнакомец вышел на улицу за нами.

- Простите, господа, вы бы не могли уделить мне немного вашего времени?

Сотник, немного недовольно сверкнул глазами, и мне пришлось продолжать разговор, невольно подхватив изысканный стиль незнакомца.

- Чем обязаны вниманием с вашей стороны, господин?

- Полковник Дмитрий Гай, господа. Ваши имена я знаю, поэтому не будем задерживаться на деталях. Мне нужна ваша помощь, очень прошу прибыть в следующую субботу по этому адресу в восемнадцать часов.


Другие статьи по теме:
 Шиллер
 Гете
 Стринаглюк Любомир
 Влияние Вольтера на европейскую культуру.
 Эмма Андиевская

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: