Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Еще двумя волнами

14-02-2017

Интересно! Вот такие они вояки! «Герои» такие «липовые!

А тем временем танки все же словно лизень слизал! Факт. И они остались живы. Живы!

Передано было откуда от уст в уста, что вражеские танковые колонны пошли южнее, прорываясь на запад.

Возможно. Здесь бой не прекратился.

Наступал вечер, а бой не утихал. Наоборот, враждебный обстрел вроде все усиливался. Враг сосредоточил мощный огонь своей артиллерии на небольшие участки, что ее занимала горстка безумцев и не давала врагу распространить проломину ... Ба, уже никто из безумцев не думал о проломину, лишь каждый думал о том, как бы подороже продать свою жизнь, так как было всем ясно, так всем казалось, что их - эти их части, которые оказались на этом южном крыле, - окружен со всех сторон ... Словно в доказательство этого, под вечер начали бить «катюши», посылая сериями свои чертовки патроны, и что было ужасным - «катюши» били уже не впереди, а откуда сбоку или сзади, в спину ... Думалось раньше, что все, что происходило за день, то был ад. Нет, вот только теперь стало ад. От разрывов стрилен «катюш» загоралась земля ... Она сразу вспыхивала в нескольких местах, и этот огонь разливался, расползался все шире и шире, наводя на людей панический, безумный ужас. Люди выпрыгивали из огня и предоставили в ямы и воронки, ища прикрытия, ища спасения, и дрались ... отбивались от окружающей ужаса всем, чем могли.

Не один этот день сошел с ума. Не один тот день сам застрелился или тяжелораненый будучи и не видя спасения, а врагу сдаваться не желая, или от психической перенаснагы, не в силах всего перенести. Пострилялося целый ряд старшин и рядовых стрельцов, у кого «нервы не выдержали». А еще больше было убито беспощадным огнем врага или вытоптанные танками.

Петр был ранен в голову. Но не вышел из боя, не оставил товарищей. Он не был героем, но и не был трусом, а уж совсем не был тем, кто сам себе жизнь укорачивает, ибо чего якобы торопиться, как для того, чтобы жизнь укорачивать, есть враг. Он не вышел из боя том, что, во-первых, ранены все равно некуда деться - жадных санитаров, жадных рятункових средств, жадных полевых госпиталей или перевязочных пунктов, - только смерть от беспощадного врага. Во-вторых, потому, что больше всего на свете боялся плена, - для кого, для кого, а для него плен означал бы то ужаснее библейское ад. В-третьих, потому, что имел волю сражаться до конца, до последнего звук. Он не был один такой. Таких было много, что, оказавшись перед вот таким бедным выбором, выбирали борьбу до конца, и лишь тяжелораненые достреливали сами себя. Легко ранены держали дальше окровавленную оружие в руках, если Им не предавали нервы.

Петр был ранен сравнительно легко, как на эти условия, - где зацепило немного голову пулей или осколком бомбы, выбив на время память. Но потом одурения прошло, и он крепко держался на ногах. Стрелец и пулеметчик (а недавний артиллерист) Кирилл Диброва (а может, и другой кто) забандажував ему раненую голову, воспользовавшись индивидуального пакета одного убитого, ибо своего не было. Кровь заливала глаза, и Петр порядке даже не разглядел, кто это именно сповивав ему голову, как и «родная мать» ...

Как уже вечерело, останки людей выходили из сплошного огня и дыма. Петру кровь утамувалась, и он видел мир. Мир был опаловый, кровавый от заиграл и вечернего солнца, закатывалось за красно-черный горизонт. И такой тот был мир гримливий, что розсидалася голова. Дым шел облаками, и шел морем огонь на земле.

Под прикрытием дыма и кровавого заката остатки их вырывались на северо-запад, туда где, к своим. Поддерживали друг друга, спиткалися, падали, но шли, шли, шли ... вырывались из огня.


Другие статьи по теме:
 Павел Чернокрыл
 Как видите
 Тигролови
 Суеверность Артура Пепи
 Но и это не он, простите.

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: