Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Круг Огня

11-07-2017

Петр постоял еще мгновение над товарищем. Затем поправил тряпья на голову, намотано и заскорузлое, вернулся на место, нашел своего панцерфавста и «МПИ», подумал ... Хотел панцерфавста оставить, но в мозгу остро вынырнул мотив, почему именно он взял его - в «МПИ» хватило патронов , осталось всего с пол-«магазина», тогда он прихватив панцерфавста, потому собирался дорого продавать свою жизнь.

Он не из тех, что идут навстречу гибели с голыми руками, пассивные и беззащитны. Он из тех, что их надежда греет и питает вплоть до последней искры поэтому он не собирался складывать оружия, не собирался сдаваться живьем. И он не мог сдаться живьем, сложить оружие - к таким, как он, враг не имеет милосердия. Он тоже не имеет милосердия к врагу. Все в порядке.

Подумав минутку, свалил панцерфавста на плечо и шагнул в проломину стены. Пошатываясь, вышел а дыма и чада в дикую, грохочущий ночь.

II

Ослепительно «паникадилами» плывет над землей в черном море ночи. Плывет и роняет лепестки, и тянет тонюньки полоски дыма, как серпантину. И везде огненные лепестки. Целая канитель. Словно продолжение того феерического сна, той парады во Львове, в древнем и славном городе, солнцем освещенном и громом литавр озвученном, только вамисть литавр здесь грохот землетрясения со всех краев - на север и на юг, на запад и на восток.

Пройдя несколько шагов, Петр остановился, не зная куда идти. Слишком много огня повсюду и слишком много темноты, которую и адский огонь победить не может, и слишком много грома - гром дрожит сплошным кольцом, в котором нет ни просмику.

Куда идти?

Он остановился на холме, над крутым склоном. Такое ощущение, что это он стоит на высокой горе. За спиной горит дом (собственно, не горит, а чадит), вырисовываясь развернутыми и разметанные стропилами и распахнутыми стенами на фоне отдаленного зарева, - единственная изба, осталась была от какого-то села, збомбленого и сожженного раньше, а теперь ее враг попытался поджечь, чтобы правила за ориентир для артиллерии, так ведь. За холмом где-то далеко рвутся боеприпасы тяжелых орудий, пролетая с воем над головой. А впереди, и справа, и слева, а также в небе над всем невидимым горизонтом море огня, подвижного, игривого, будто спепияльно устроена пышная, праздничная иллюминация - с фейерверками, с цветами, с барабанами ...

Вверху плывет «паникадилами», а далеко внизу волнуются стада огненных языков, там странствует по земле пламя. Бесчисленные языки пидлизують мрак и бегут, как волны морского прибоя. То горит земля, поднятая «катюшами». Языки пламени качаются и идут расстрельными, будто качаются огненные пилы, положенные зубцами вверх, а растет и качается огненный камыш ...

Справа, обозначая горизонт, брызжет искрами огненные островки - то горят поселки, а между этими островками то там, то там, то и дело вспыхивают огненные и ейзеры - то бьют туда пушки и падают бомбы. А между всем тем простираются в небо нитки огненного бусы - то огненные дорожки трассирующих пуль, ищущих в кромешной, черном океане неба проклятую, живую, подвижную мишень, ищут летучую смерть. Время в том месте на земле, откуда исходит огненный тропинка, взрывается гейзер огня, тогда разок ожерелья прерывается, исчезает, но на его место появляется сразу много новых в других местах ...

А впереди, далеко-далеко в черном безграничности, из-за невидимого горизонта поднимается и мерехкотить гигантский огненный фонтан: тончайшие струи огня брызжет со всех сторон непрерывно и без умолку, сгибают параболе, скрещиваются по всем направлениям, творят огненные арки, а из них целое густое кружево ... Так где над Бродами триюмфуючий враг из тысяч автоматов и ружей бороздит небо множеством трассирующих, светящихся шаров. И множеством ракет. Звуков не слышно, потому что очень далеко, только видно молчаливый огненный пыл. Это грозное часть горизонта, потому таинственная, потому молчаливая. Такая огненная пантомима. Пантомима триюмфу врага, не знает ни жалости, ни пощады. Куда же идти?

Усталость пригибает тело к земле, но надо бы куда идти. Куда же идти?

Сзади, за холмом, рвутся пушечные Стрельна, пролетая над головой целыми стадами, вылетев где по неизвестной точки, не то дело, не то слева. Групповые разрывы сколихують землю. А еще дальше за теми разрывами слышать далекий шум моторов - то рев и скрежет танков, стальных всетолочащих бронтозавров, что где-то там беспрерывно двигаются табунами ... А может, то где переформировываются моторизованные части ... Чьи? Конечно, «его», ибо «наших» черт имеет вообще.


Другие статьи по теме:
 Артур Пепа еще не знал
 Это появилось в ближнем
 Попутные гости
 С камней и сна
 Остается думать

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: