Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Кто такой Иисус Христос?

04-01-2017

Отличается от своих неворушких, ошеломленных крутым поворотом судьбы земляков и их бригадир, которого все зовут сокращенно отчество - Митрич. Это пожилой, но достаточно еще энергичный человек, что, видно, бывал в переделках. В противовес своим землякам он выбрит, однако, как и бородачи, религиозный. Он даже демонстративно показывает свою верность Богу и, если другие только тайком шепчут молитвы в свои густые бороды, то Митрич, не обращая внимания ни на насмешки начальства, ни на насмешки заключенных, ревностно крестится в столовой перед тем, как сесть хлебать баланду и искренне благодарит бога за малопитательный лагерный обед. Он самоотверженно отстаивает свою бригаду и потому имеет постоянный хлопоты с нарядчик, которому - чтобы выгнать людей на работу, а к тому, что у кого порвались чуни [1] или кому до сих пор не издан бушлата, безразлично. Ежедневно Митрич то доказывает нарядчик, в чем убеждает, то клянчит у него и так потому надоел, что нарядчик не может спокойно говорить с Митрич и то и дело кричит ему: "Нет, я выбью из тебя эту Рязанщине!

Что именно подразумевает нарядчик под словом "Рязанщина" - трудно сказать. Может, настойчивое отстаивание интересов своей рязанской бригады, а может, и те характерные слова, всякие "давеча", "намедни", "посулы", пропавших в современном русском языке, но которыми, как нарочно, пользуется Митрич во время своих невеселых разговоров с нарядчик. И пусть себе нарядчик кричит, что хочет: Митрич знает - нарядчик, как и все на земле, не вечны, они часто меняются, а бог на небе неизменный, всегда один. Поэтому Митрич и дальше крестится, молится и всячески защищает свою бригаду. Вот и сейчас он задержался в нормировщика и только только пришел в барак, потому нормировщик никак не хотел засчитывать переноса козел с места на место, а Митрич записывает каждое движение своей бригады на работе, поскольку от этого зависит вес хлебных паек на завтрашний день.

- Эх, братцы мои, товаришочкы! - Говорит он, садясь на скамейки у стола, чтобы немного передохнуть. - А ведь сегодня - страстной четверг. Люди пойдут на страсти, слушать в церквях Двенадцать Евангелий, вернутся домой с зажженными страстными свечами ... - Митрич грустно прицмоктуе, мол, а нам здесь все это заказано, и пускается дальше в элегические воспоминания: - А завтра пойдут к плащанице, знаменуватимуться ... А там - пасхальная ночь, петь "Христос воскресе", святить куличи.

Обезяна, томящегося и не знает, чем бы заполнить время до вечерней поверки и раздачи горбушок [2], говорит:

- А ты бы, Митрич, рассказал бы нам что-нибудь о Христе; какой бы романисько о нем давил [3].

Митрича совсем не смущают такие совершенно не подходящие к божественному имени выражения, ибо он знает, что блатарь Обезяна иначе и не может произнести свое желание, а потому не обращает на них особого внимания, довольный уже из того, что Обезяна обошелся то на этот раз без мата , которыми пересыпает конечно свой язык, как устными знаками препинания.

Что ж, думает Митрич, почему бы не рассказать Обезяни об Иисусе Христе, не попробовать обратить эту погрязлу в греховную тину душу на праведную путь? ! Не поверила в слово божье распутницу Магдалина и или не обратился к Спасителю с раскаянием распят вместе с ним разбойник? Просветить неверие - это тоже доброе дело, что зачтется тебе на последнем Страшном суде, которого никому не миновать - ни следователем и судьям, ни попка [4] на лагерных вышках, ни всякого нарядчик. Митрич подсовывает скамейку поближе к Обезяны, откашливается для уважения и начинает рассказывать о последнем вступление Христа в Иерусалим. Хотя повествует он по Евангелию, но, чтобы Обезяни было понятнее, Митрич очень осовременивает свой рассказ. Иногда он ошибается, неправильно вимовлюючы иудейские слова, но то ничего: Обезяни, который, пожалуй, впервые слышит серьезное слово о боге, безразлично, сказано "синедрион" или "сердон", - его интересует содержание, а не форма.

- ... И вот Иисус Христос со своими апостолами въехал на осляти в Иерусалим.

- На ишак? - Удивленно переспрашивает Обезяна, что хочет отчетливо представить себе картину. Этих низеньких длинноухих животных Обезяни приходилось видеть во время наездов в Ташкент, но этот вид транспорта не вызывал у него приятных воспоминаний, потому что на ташкентском базаре Обезяна попался на краже и старые узбеки, позлазившы из своих ишаков, хорошо натовклы ему бока.


Другие статьи по теме:
 Из древнегреческой драматургии
 ч.3 Всемирная Литература
 Зарубежная литература в школе
 Почему я не хочу возвращаться в СССР?
 Столь же важную роль играла древняя литература Китая в iii-iv, vii веках

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: