Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Михаил Михайлович Коцюбинский

31-05-2017

А Настя все была хорошая, тихая, смиренна. Много говорить она не любила. Все слушает, что говорят другие, и улыбается глазами и уголками губ. Но как скажет слово, то так и влетит ласточкой слово к сердцу и, словно крылышками, разнообразие тоску. Тихая, как овцы, нежная, как голубка. Игнат начал ходить в их дом. Ходили и другие парни. Между ними был здоров и весел парень Петр. Не раз сжималось Гната сердце, не раз сдвигались тонкие брови, когда неунывающий Петр гнул всевозможные шутки, выдумки, весело по-детски смеялся. Настя охотно слушала шуток говорливого Петра и порой даже забывала на Гната. Из природы молчаливая, она охотно слушала веселую и хорошую беседу. Досада брала Гната, что он не похопиться быстрым словом, как Петр. С той досады Игнат становился еще молчаливее. Только в сердце собиралась ненависть к Петру и жалость к Насте. Но скажет Настя ласковое слово, выйдет к его под яблоню - и он снова несется счастливой мыслью в будучи на. Настя, кажется, любила его, но как-то не решалась сказать ему решительное слово. Что было не спросит он: «Пойдешь за меня? присылать сватов? »- она ​​в одно:« А я знаю? Я тебя так люблю ... »Уже и подруга Настина, веселая черная Александра, смеясь, говорит:« Вот это, господи! мяукает, как кошка замлила! Да ты говори, пойдешь за его, не пойдешь, а то водит парня-ни себе, ни людям! »Наконец в один майового веселого дня сказала Настя, стоя под яблоней:« Пойду за тебя, присылай сватов! Он не разбирался от радости. Третий день после этого разговора Гнат со сватами шел к Явдошинои дома.

Хорошо помнит он, как колотилось его сердце, когда сваты взялись за щеколду и открыли дверь. В доме было шумно. Петр с староста мы сидел на лавке. Старая Явдоха угощала гостей водкой и желала дочери и Петру счастливой судьбы. Настя стояла возле печи, подперев голову рукой. Игнат понял все и сразу услышал, что в середине его то оборвалось, кровь поплыла из тела, и он похолодел, как мертвец. В голове путалися вопрос: «как? что? за что? »Старосты то говорили, он даже не разобрал порядке, о чем, пожалуй, утешали его; дальше взяли под руки и, словно пьяного, вывели из дома. Неожиданное горе ошеломило Гната. Ему все казалось, что он спит, что ему приснился тяжелый сон, и старался проснуться. Холодный вечер немного охладил Игната; первая его мысль была увидеть Настю и узнать от нее, что это такое случилось, что она делает с ним. Он вскочил и побежал к Явдошинои жилища. В Явдошиний доме было темно. На белой стене чернели маленькие окна. Гнат стал под окном и начал насвистывать песню, на которую Настя всегда выходила. Но дверь не открывалась, дом стоял немой, как могила. Игнат десять, сто раз насвистывая ту же песню, все громче, думая, что Настя не слышит. А дом все нимувала и смотрела на него черными окнами, словно череп глазами-ямами. Несколько раз казалось ему, что он отчетливо слышит, как заскрипели двери, стукнул засов, засовгалы в сенях босые ноги. Сердце тогда переставала биться, и, затаив дух в груди, Игнат весь вращался во внимание ... Но дверь двери плотно приставали к косяку, а вокруг была немая, мертвая тишина, Игнат тяжело переводил дух, подходил к окну, под которым спала Настя, и хотел стучать в окно. Он сначала тихонько стукнул в окно, потом громче и громче ... Широко раскрытые глаза смотрели на дверь, ухо жадно ловило кождый звук В ночной тишине и все обманывали испуганно и разбереженные сердце. Дверь не открывалась. Нетерпение принимала Игната. Он грыз бы окно, грыз бы стекло, раму. Он головой высадил бы окно и влез бы в дом, чтобы хоть на минутку увидеть Настю ... Порой, среди такой горячки, вся энергия его спадала, и некий голос говорил в нем: «Зачем? Конец! Дошел до края! »Но через минутку надежда увидеть Настю, услышать от нее, что все, что его мучает, - сон, наваждение, охватывала целую его существо, и он упорно ходил под окнами и ждал, ждал ... Полный месяц освещал бледное лицо с тонким черным усом, широко раскрытые, блестящие глаза и растрепанные волосы. Если бы кто взглянул на него в ту пору, то, наверное, подумал бы, что это упырь пришел с того света и вот-вот исчезнет, ​​только споют третьи петухи ...


Другие статьи по теме:
 Éдгар Áллан ПО
 Борис Дмитриевич Антоненко-Давидович
 Бодлер
 Михаил Михайлович Коцюбинский
 Гете

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: