Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Импортные материалы Стоматолог 46. удалить зуб ребенку Курск . Совершенно не больно

Михаил Михайлович Коцюбинский

25-03-2017

- Нет, не буду молчать! - Александра подскочила к мужу, размахивая перед его лицом ложкой. Она имеет право сказать ему слово правды! Она ему женщина, а не служанка. А он какой ей муж? Он хуже врага лютого! Ему не угодишь: преступления - плохо; недоступа - плохо; все бесом смотрит! Она не слышала еще от него приветливого слова, не имела советы! И так уж ей надоело, так скучно, до живых печенок дошло! Она будет молчать, а он бегать по чужим бабам, а он будет любить с той биркой, С той слюнявой Настей, чтоб им почезлы вместе до мари, может ей рассвело тогда хоть немного!

- Замолчи, я буду бить! - Игнат крикнул, и стекло задренчала в окне. Он вышел из-за стола. 0, это уже черт знает что такое! Это уже баба изрядно волы наклонили! То он не говорит чертовой личине, что она разгильдяя, не хозяйка, что она негодна блюда сварить, хлеба испечь! Разве он не знает, кто разлучил его с Настей, наврал на его? Разве он не видит, что она гзиться с парнями, как девка развращенная? Он все знает! Пусть же осмелится сказать хоть слово, тогда знать, почем в Тростянце расчески! Ох, бить же он ее, бить, как евреи Амана!

- Нет врешь ба не ударишь накажи тебя нелегкая!

Александра вскочила до Гната и ударила кулаком в кулак. Гната взяла злость. Он замахнулся рукой и сбил глаза покой из головы. Кичку раскрутилась, и роскошные черные волосы волной упали на плечи. Мягкое, теплое волос рассердило Игната. Он взял прядь волос, намотал его на руку и дернул. Александра дико вскрикнула. Этот крик еще больше разозлил Игната. Не помня себя, бросился на Александру. За минуту два существа слились в одну удивительную, с четырьмя руками, четырьмя ногами. Существо и то необычно, конвульсивно шевелилась, и нельзя было разобрать тех движений при неравном, мигающий свет керосиново лампочки. Игнат бросил Александру на землю, змисив ее ногами. Она вскочила на ноги и, растрепанная, испуганная, с плачем и криком выбежала в дверь.

- Вон из моего дома! - Взревел Игнат.

Он стоял бледный, с широко раскрытыми глазами тяжело дышал.

- Вон, чтобы духу твоего здесь не было!

Гнат кинулся к супружниной сундуке. Он схватил ее за ухо, чтобы выбросить за Александрой. Но сундук был тяжелый. Игнат дернул крышку и крышку отскочило, вплоть железная щеколда загремело. В розьятренни, не помня себя, начал он выбрасывать женино добро в открытую в сени дверь. Со свистом летел кусок полотна и через всю хату стлалась белой тропе. Красная манийова юбка, сверкнув к свету горячей краской, легла круг скамейки. Летели, как змеи. полотенца и цеплялись на дверях. Звякнуло к земле бусы и розкотилось по уголкам. Здоровый клубок ниток скоро-скоро покатился по белой тропе с полотна и перепрыгнул через порог в сени. Кукла льна, зацепившись за полку, повисла там, как русалчин волос. Игнат бросал куски, одежду с такой силой, что по комнате дул ветер, и пламя лампочки выгибалось длинным языком и чадила.

От неравного света тени на стенах дрожали. Опорожнив сундук, он дернул ее так, что она даже загудела. Игнат оглянулся вокруг. В доме было пусто и грустно. Александры не было. Он плюнул в сердцах и вышел, не закрыв даже двери.

Была замечательная майова ночь. В улочке было темно, даже черно. Сквозь черную баню вершины кое-где продрался серебряный луч луны и лег на черную землю серебряной пятном. Выйдя из улочки, Гнат будто нырнул в море белого света. То белое, чуть голубоватый свет тихо лилось сверху, а зачарованная земля словно купалась в фантастическом сиянии. Игнат направился к пруду, сел под вербой на росистой траве. Он посмотрел на пруд и не узнал его. Нет, это не пруд, то второе небо с луной, со звездами. Две голубые купола слились в одну огромную пулю, опоясанная замечательным поясом бутылочных деревьев, белых хат, черных плетней. Один дом вверх крышей, вторая - вниз, равно дерево вверх ветвями, второе - вниз. Два месяца будто улыбаются друг другу. Звезды тихо трепещут вверху и судьбы ... А в садах сладко дремлют окутанные лунным сиянием стройные тополя, широковити липы, ветвистые яблони, и лишь иногда, словно сквозь сон, тихонько вздохнет древесина молодым письмом. По серебристой земли легли длинные черные тени ... Тихо. И земля, вода и воздух - все заснуло. Однако и ночная тишина полная всякими звуками. Разно стучат лягушки по ту сторону пруда. Екает, вплоть раздается, в саду соловушка. Где-то далеко в селе лают собаки ... На лугу фыркает лошадь и бряцает железным путами ...


Другие статьи по теме:
 Борис Дмитриевич Гринченко
 ч.6 Выдающиеся писатели Прикарпатье
 ВОЛЬТÉР
 Некрасов
 На вопрос «Что читать?" отвечает писатель Владимир Даниленко.

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: