Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Михаил Михайлович Коцюбинский

22-04-2017

Игнат сидел в корчме за столом, подперев голову рукой. На столе перед ним стояла бутылка с двумя-тремя рюмками недопитой мутной сивухи. Небольшая рюмка из грубого зеленого стекла лежала опрокинутая возле еврейского калача. Игнат угощал соседа Ивана; но Ивана кто позвал, и Игнат остался один.

В корчме было мирно, как еженедельно. В дверях то и дело появлялись фигуры мужчин в длинных свитках и высоких шапках, парней в коротких чугаинах, красивых поясах и шляпах. Женщины, одетые в красные и синие юбки горячей краски, в коротенькие байови «гвавтикы», развевались роскошными концами цветастых платков и позвякивали нитками кораллов. Шли пить в корчму, шли и за водкой, пряча бутылки в рукав или за пазуху. Шинкарь и не вылезал из своего зарешеченного деревянными решетками «ванькирчика». Он все точил из бочонка и подавал Половинчик, форточки, пивока, глаза. Пот крупными каплями катился по его рыжие усы, и он вытирал его рукавом рубашки, поглядывая на гостей хитрыми серыми глазами.

В корчме было душно и висел мгла. Вдоль стены, за столом сидело несколько мужчин и круглолицая гладкая женщина. Рюмка кружила по очереди, беседа переходила в крик, движения становились оживленными, лица горели. Гладкая женщина обмахивала красное лицо красной косынкой и приветливо улыбалась во все стороны. Некоторые мужчины сосали трубки, и дым поднимался вверх синими ручейками. Запах водки, смешавшись с тяжелым духом Бакун, насквозь прочадив черные стены корчмы. Несказанным шум широкими волнами вылетал из корчмы в открытые двери и выбитое стекло в окне. И чего не было в том гомоне? И шумная человеческая гутирка, и жалобный голос песни, и плач пьяной бабы и писк еврейского ребенка. Бодрящий звуки скрипки и цимбалы долетали до корчмы из-за стены, где ребята нанимали м девушкам, и смешивались с праздничных пьяным шумом.

А Гнат сидел, подперев голову рукой, и ничего не слышал. Он смотрел на столб солнечных лучей, что, пробившись сквозь окно, лег на стене четырьмя золотыми пятнами. Солнечные лучи вспомнило ему один счастливый день в его жизни. Это было в прошлом году, в такой же веселый майовий день. Он стоял в саду под яблоней, покрытой белым цветом, и говорил с любимой девушкой. Она улыбалась ему, говорила, что любит его ... «Пойду за тебя, присылай сватов ...» От радости он чуть не сошел с ума. Да и как его не радоваться, когда мир сразу улучшилось: и солнце веселей засияло, и ароматы из садиков покатились волнами, и озимые забавное показывает на этот год, и соседа Иван действительно хороший человек, - так, хрен его знает, за что и поссорились ...


Другие статьи по теме:
 Шкрумеляка Юрий
 Бальзак
 С. Верхратский
 Борис Дмитриевич Гринченко
 САПФÓ

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: