Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Московиада

03-02-2017

«Я прожил в Москве почти два года, и то было или не счастливые мои времена. Вероятно, именно по этой причине в моем романе столько злобы и черной неблагодарности. Я до сих пор не знаю, что в нем больше важить: упущенные возможности или полученные призраки ... »

Пусть и на этот раз они у нас не вплюють ничего.

Григорий Чубай

Живешь на седьмом этаже, стены комнаты завесил казаками и деятелями ЗУНР, из окна видишь московские крыши, безрадостные тополиной аллеи, Останкинской телебашни не видишь - ее видно из комнат, расположенных по другую сторону коридора, - но близка ее присутствие ощущается ежеминутно; излучает то очень снотворное, вирусы вялости и апатии, поэтому утром никак не можешь проснуться, переходишь из одного сновидения в другое, словно из страны в страну. Спишь самоотверженно, зачастую до одиннадцати, пока узбек по стеной не включит в полный регулятор ароматную ориентальную музыку «адин палка два струна». Проклиная беззлобно несчастную нашу историю, дружбу народов и союзный договор 22-го года, осознаешь: дальше спать нельзя. Тем более, что еврей по другой стеной уже вернулся из похода по магазинам, еще раз накупив, скажем, «колготок» для своей бесчисленной ветхозаветной семьи с Биробиджана, для всех колен ее. Теперь с чувством праведно выполненного долга он сядет за написание новых стихов средневековой языке идиш и таки напишет их - целых семь стихов к обеду, а после полудня еще три стихотворения. И все они будут напечатаны в журнале «Советиш геймланд», как живое свидетельство неустанного государственной заботы о культуре малых народов.

Еврей за стеной - это живое и слабое напоминание тебе, сукины сынок, что ты тоже должен что-то делать - покупать «колготки», писать стихи. Зато лежишь в постели и раз изучаешь портрет диктатора Петрушевича, а ориентальная музыка за стеной становится все яростной и однообразнее, она течет, как вода в арыках, наконец, это большой поход с верблюдами и слонами, хлопчатник плантации, блюз для конопляной мафии.

И ты, украинский поэт Отто фон Ф., ты физически ощущаешь, как грызут тебя угрызения совести, как они проедают в тебе дыры все большего диаметра, вплоть некогда ты выйдешь в коридор общежития вполне прозрачным, рыхлой, и ни один калмык даже не поздоровается с тобой .

Но не на это ради - стихи твои, наверное, остались в атмосферных полях Украины, московские же поля оказались слишком плотными для их соловьиного проникновения.


Другие статьи по теме:
 Артур Пепа еще не знал
 Проходит еще четверть часа
 Сад Гетсиманський
 Рыцарский роман
 Зато подрастала его дочь

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: