Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Попутные гости

14-05-2017

Он опубликовал свои фотографии с Карпат и Львова в нескольких маргинальных журналах, хотя к отдельной выставки под заранее обдуманной названием "Европа, Смещенный Центр" дело так и не дошло. Не помогла и Карлова готовность сменить название на нечто более компромиссную: "После Рота, после Шульца". В последнюю минуту вмешались некие высшие силы из музея археологии и этнографии - все разлетелось вдребезги. Но Карл Йозеф Цумбруннен продолжал ездить.

В этом смысле он был вполне причудливый, что не могло не следствием его искореженной, как и, наконец, у подавляющего большинства всех его австрийских соотечественников, генеалогии. На протяжении последних четырех пяти веков его предки столько всего намешали - сословно, этнически, конфессионально, политически, взрыво несовместимо - что Карл Йозеф мог с одинаковым успехом считать себя потомком баварских пивоваров анабаптистов, судетских погонщиков мулов, Тирольским сыроделов, обанкротившихся зальцбургских ростовщиков, сопроньських продавцов соли, нескольких самоубийц банкиров и также самоубийц, но епископов, а, кроме того, других ярких фигур, среди которых были и определенный пожиратель огня и ножей с Лайбахе, и публично сожжена по ведьмовства зизоока владелица кукольного театра с Тарнова близ Кракова, и известный составитель сельскохозяйственных календарей с Маттерсбург, и не менее известная феминистическая журналистка, равно зизоока. Одним из самых своих крыльев семья Цумбруннен достигала композитора Букстегуде, другим - художника Альтдорфера. Но полностью не исключено, что свою первую Украинский путешествие Карл Йозеф совершил под влиянием семейного мифа о прадеде, фанатично деятельного надлисничого из Ворохты, впоследствии служебно переведенного в Чортополя. Прадед, как ни странно, тоже назывался Карл Йозеф. Как ни странно, Карла-Йозефа называлось вообще девять десятых всех мужчин рода Цумбруннен. Прадед Карл Йозеф Цумбруннен был записан в историю австрийского (и не мирового?) Лесоводства золотыми буквами как такой, который в середине XIX века засадил булавочными породами и буком гигантские площади карпатских лысых возвышений. "Здесь никто не помнит о нем, - писал Карл Йозеф, его правнук, в своих письмах, и любые мои попытки больше о нем узнать заканчиваются неудачами. Создается впечатление, будто в двадцатом веке здесь действительно произошел ужасный катаклизм, то словно тектонический слом, вследствие которого все случившееся и существовало раньше, скажем, перед тридцать девятой годом, провалилось в небытие ... Я разговаривал с некоторыми молодыми историками и они заверили меня, что будут добиваться предоставления прадидового имени одной из кафедр здешней лесной академии. Но разве я расскажу об этом! "

В девяносто втором он ездил дважды, в девяносто третьем - только раз, но надолго, кажется, просидев во Львове целых три разрешенных визой месяца. В девяносто четвертом, узнав о последствиях последних украинских выборов, он решил, что ему уже никогда не удастся туда поехать. Его тогдашние письма помечены особой резкостью и горечью: "Эта страна имела отличные шансы измениться и от состояния перманентного уродства и олигофренических беспомощности почти молниеносно перепрыгнуть к состоянию крайней мере нормальности. Оказалось, однако, что число тех, которые внутри нее самой не хотят этого, вообще не хотят ее существования как такового, существенно превышает все допустимые пределы. Два года назад я, кажется, очень ошибался ... По большому счету, это не мое дело, а их, они ежедневно вносят свой собственный выбор. Мне жаль только той ничтожно малой горстки иных, с которыми я здесь познакомился и довольно неплохо сотрудничал Сейчас все они замерли в недобрых предчувствиях ликвидаций и чисток, кто-то даже произнес вслух "эмиграция", кто-то другой "отделения, Збруч" ... Не думаю, будто при этом имела значение доза потребляемого алкоголя - этом было заявлено вполне трезво. Конечно, такие образования как исторически культурное общество "Дунайский клуб" будут закрыты не сразу, не завтра, таким образом, пока есть возможность, следует успеть сделать больше ". Поэтому во второй половине июля того же девяносто четвертого года Карл Йозеф Цумбруннен надолго исчезает в Карпатах, фотографируя преимущественно старые кладбища для будущей выставки "Memento". Почти целый месяц он провел между небом и землей, ориентируясь на старые военные, предусмотрительно привезенные из Вены карты, продвигаясь немного долинами рек, немного грунтовыми дорогами, а порой и горными хребтами, то и дело произнося странное, как заклинание, слово Горганы. Он заходил в села только для того, чтобы докупить немного жратвы - десятка украинских слов и жестикуляции целом хватало для взаимопонимания; кто-то другой уверял, будто он уже тогда имел при себе переводчицу, но это не слишком вяжется со смыслом и настроением его тогдашних писем об одиночестве под звездным небом. Тем летом стояла удивительная жара, трава пожелтело уже перед августом, и Карл Йозеф Цумбруннен очень загорел. Он больше всего полюбил время от времени погружаться в бесчисленные горные потоки и сосредоточенно лежать в них, глядя в насыщенно синий, без единого облачка, бездну вверху. Дождей не было уже давно, значит, воды в потоках ощутимо уменьшилось, но при этом она очистилась до зеленовато прозрачности и была теплее, чем обычно. А Карл Йозеф Цумбруннен, как и все мои герои, очень любил воду.


Другие статьи по теме:
 Попутные гости
 Брат на брата
 Суеверность Артура Пепи
 Артур Пепа еще не знал
 Зато подрастала его дочь

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: