Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Рекреации

16-01-2017

В купе вместе с тобой, Хомский, экстравагантное супругов россиян или, может, каких евреев, эдакие романтики, решившихся отдыхать на отвратительных карпатских турбазах, где коридоры пахнут карболкой, а минеральная вода - нефтью, но ничего, пусть едут искать в горах свой эдельвейс, ему этак шестьдесят три, ей, на глаз, не более тридцати, поэтому вчера, сев в поезд, ты решил, что это отец с дочкой, и попытался пофлиртовать, но старик довольно грубо отшил и тебя, и тогда ты уже просто из упрямства и принципиальности подстерег ее в конце вагона, втолкнул в уборную и, запершись изнутри, начал обциловуваты, она, как ни странно, отвечала, а ты все налегал на нее, При первом ее ягодицы к умывальной раковины, Хомский. Тебе даже подумалось, а не выиграть ее сейчас тут, за какие две-три минуты, но поезд остановился, вами - ею и тобой - сильно тряхнуло, ты потерял равновесие, и, прежде чем поднимался с унитаза, она вишмигнула из уборной. Больше вы не сказали друг другу ни слова.

Четвертое место в купе после Львова свободно - там сошел подполковник в отставке, к Чортополя не собирался - и слава Богу. После него на столике остались «Правда» и «Красная звезда», вчера он предлагал всем играть в дурака два на два, но ты, Хомский, пошел в вагон-ресторан, где заказал обед и рассматривал из окна унылой русскую равнину.

А здесь, у нас, уже почти лето, Хомский, вишневый апр осыпается на молодые травы, горы все более выше, из лесов пахнет листьями и родниковой водой, ревут олени, куют кукушки, и в летней резиденции Его Превелебности заканчиваются последние приготовления к сезону больших охоты : пол виглянцовано, ковры и гобелены вытрясенной, зеркала и окна помыть, еду и выпивку привезены аж из Вены, а на башне поднят фамильный флаг. Скоро, уже скоро съедутся уважаемые гости в открытых автомобилях и охотничье оркестра встретит их трубами и тулумбасов, Хомский.

К Чортополя остается еще час езды, собственно, поезд уже должен прибыть туда, но он опаздывает, ведь теперь все поезда опаздывают, стоило только бросить лозунг ускорения, как все на свете стало опаздывать. Но ты задумываешься, приедут другие, как будет выглядеть Мартофляк - с бородой или без, и дописал он свой роман в стихах, и снова притарабанить с собой ту секс-бомбочку, жену, наконец, иногда она должна оставаться с детьми, и Мартофляк в таких случаях допускается берега, то есть безумно напивается. Конечно, никакого Воскресения Духа просто не состоится, если не приедет Мартофляк. А если будет он, то, несомненно, будут и Немирич, и Гриша, и только тогда можно что-то воскресить, черт побери.

Ты еще никогда в жизни не бывал в Чортополи, Хомский, и даже вынужден был однажды выслушать гневную нотацию из уст одной поэтессы-патриотки о том, что Чортопиль - наша духовная Мекка, и не побывать в нем нельзя, если ты действительно любишь свой родной край, а каждый художник должен любить свой родной край, господин Хомский, так она говорила где в течение часа, в клубе украинского общества, подсев к тебе на соседний стул, одно и то же в течение часа, с некоторыми несущественными вариациями, наклоняясь очень близко к твоему лица, чтобы ты ее хорошо услышал, но ты слышал только дурной запах от нее, поэтому поклялся самому себе, что никогда не поедешь в то Чортопиль, но вот едешь, едешь, Хомский, бросив на произвол судьбы институт и Россию, и Женю с абортом, едешь на два дня за тысячу километров, потому что тебя позвали телеграммой от Мацапура - гениального постановщика всех эпох и народов.

Только бы не оказаться там одиноким и никому не нужным, молишься мысленно, причем ОРГКОМИТЕТ должен оплатить дорогу туда и обратно и пребывание в гостинице, а если нет, то придется одалживать в Мацапура еще три сотни, Хомский, ибо ничто тебя не раздражает , как потребность пить за чужой счет, что ты уже есть от природы, только за собственные - и все, разговор короткий, не люблю быть кому обязанным, курва мама. Мысленно калькулирует свои нынешние кредиты - набирается этак до тысячи, но это ерунда, ведь ты уже заканчиваешь эту повесть в новеллах и в издательском плане есть гарантированное позицию на девяносто второй год, а потому вперед, Хомский, жизнь прекрасна, переполненные общие вагоны лихо распевают «раз, два, раз, два, раз, два, три», ето же Настоящий фашизм, говорит муж твоей вчерашней любовницы, но она не знает что ответить, и, кажется, они начинают уже жалеть об этом путешествии, на черта было ехать в это логово бандитизма, когда в бюро им предлагали значительно интереснее и безопаснее путевки, скажем, в Нагорный Карабах или в Фергану.


Другие статьи по теме:
 Суеверность Артура Пепи
 Рыцарский роман
 Брат на брата
 всю имеющуюся в империи водку
 Прошло еще несколько праздничных дней

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: