Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Так мы дошли до кульминации.

09-12-2016

Король допивает ледяное шампанское из бокала на высоченный масонской ножке и говорит - медленно, мудро, веско:

- А знаешь, как по-еспанський будет х (...)?

- Как, ваша милость? - Спрашиваю крайне заинтересованно.

- Пинг! - Кричит король и хлопает в ладоши.

Тогда двое долговязых сенегальцев хватают меня за плечи, за руки и швыряют из лоджии вниз. Лечу и неожиданно вспоминаю, что настоящая его фамилия «Анжуйский». Обдирая морду о вечнозеленые заросли, слышу, как седые, старые слепой бандурист зарыдал и заплакал.

Морщась и отплевываясь, и самого себя люто ненавидя, вспоминаешь тот сон, пока изводит на полу свои силовые упражнения. Это же надо так продаваться! Беспардонно, нагло, цинично. «Предоставьте мне стипендию, Ваша Суверенносте, предоставьте мне ста ...». Какое подлое и низменное лакейство духа, внутренняя проституйованисть!

Наконец с мышцами покончено. Теперь нужно собрать необходимое для душевой пожитки и триумфально съехать лифтом в общежитии подземелья, где бригада посиневших от кори уборщиков (Саша, Сережа и Арутюн) имеет свою безотказную «каптерку» не столько для работы, как для отдыха. Но при чем тут они?

В коридоре издали машешь рукой кому неведомому (то есть известному, но незидентификованому, поскольку он только в самом конце противоположного крыла, метрах в двухстах от тебя), неведомый отвечает тебе тем же махом, вряд ли тоже распознав, настроение улучшается. Лифта ждать не так уж долго - минут пять Максимум, уезжая вниз, рассматриваешь на стенах и полу всевозможные надписи, рисунки, царапины - давние и недавние, совсем новые, кровь спорторга Яши, видмагуляного вчера чеченами за то, что «жопа балшой »или за что-то подобное.

Лифты - это особая возможность для общежитской населения повимахуватись и провернуть какую-нибудь оригинальную вещь. О том, что чечены любят в нем уничтожать своих врагов, известно всем, с районной лягавкою включительно. О том, что трое рецидивистов, из которых один - студент поэтического семинара, а второй - Духовной семинарии, видпирхалы в нем способную начинающую Драматургиню из Новокузнецка, известно тоже всем, за исключением районного лягавкы. Но о том, что совершил якутский писатель Вася Мочалкина, знают только посвященные. Так вот, Вася Мочалкина, основоположник якутской советской литературы, студент четвертого курса и почетный оленевод, то наллявся бухлом по горло и на первом этаже шагнул в лифт. Нажав кнопку с числом нужного этажа (а Васе Мочалкина было, собственно говоря, по барабану, на каком этаже сходить, ведь везде его принимали как брата и любили), он - красочное говоря - полетел вверх. Однако под действием неизбежных при этом кинетических изменений не то что не удержался на ногах, а скорее даже наоборот - грохнулся, или, как сказал бы поэт Еживикин, и (...) пувся. Произошло это в девять вечера, а в девять утра Вася все Идет находился в том же лифте, поскольку, наи (...) два оператора предоставляющие такую ​​в девять вечера, тогда же счастливо уснул и так проезжал вверх-вниз всю ночь. В половине первого ночи, правда, не более трезвый от Васи белорусский новеллист Ермолайчик сделал было попытку вытащить друга из лифта и вложить где-нибудь по-христиански, но попытка завершилась тем, что Вася немало блюванув па Ермолайчикив воротник, и тот, махнув рукой на любые моральные принципы, поплелся ночевать к Алки с вырезанной правой грудью. И только утром, этак в половине па десятого Васю Мочалкина итоге удалось розкутурхаты. Это произошло на первом этаже, где и начинался минувшим вечером его сказочный маршрут по вертикали. Придя в себя после тяжелого оленеводческом сна, Вася таки выполз из лифта и покатуляв новый встречать день в пивбаре на Фонвизина.

Вот и ты, Отто фон Ф., уже на первом этаже. Теперь из лифта налево и вниз по лестнице, авось станет еще для тебя горячей воды в заплеванный и облупленных душевых.


Другие статьи по теме:
 Рыцарский роман
 Прошло еще несколько праздничных дней
 Брат на брата
 За ними гнались несметные полчища
 Такие вещи наказываются слишком строго

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: