Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Тигролови

23-12-2016

В целом же - это е т а п, то есть «эшелон смерти», - этапный эшелон ОГПУ - НКВД.

Дракон.

И мчится он без остановки, хряскотить железными лапами, несет в себе обреченных, безнадежных, змордованих, - хочет замчаты их в неизвестность, чтобы не знал никто где и куда, - за тридевять земель, на край света, мчит их в небытие. И нет того Кожемяки. И никто-никто не освободит и уже не спасет, и никто не узнает и не услышит о них. Ночь. Черная, безграничная ночь.

И видсахуються ели, бросаясь врассыпную. А дракон пожирает глазами все вперед и метет вслед огненным хвостом - фосфорит ним по шпалам, по дебрям, ощупывает след за собой, - не убегает кто?

Иногда хлопает выстрел. второй. То часовому мерещится измена или побег, и он неистово, пронзительно кричит и стреляет наугад в суетливые тени сосен и столбов.

И хотя никто при таком бешеном течении не смог бы спрыгнуть жив, и хотя никто при такой охране и при таких запорах не смог бы взобраться вон, но ... Часовой должна быть бдителен, «бдительний». То-то есть его «ло чести, дело славы», то-то его «ло доблести и геройства».

А может, ему самому страшно, может, ему жутко на хвосте этой дьявольской кометы, и он подбадривает себя пвстриламы в черную неверную ночь, в фосфорические блески позади, в кутерьму подвижных теней и пятен.

Бегут километры - десятки. сотни. тысячи. Бегут обратно леса, и пустыни, и хребты, и множество рек и тусклых озер. Пролетают с грохотом мосты, семафоры, тоннели, - все бежит обратно. А дракон все летит и летит - в неизвестное, вперед, в черную сибирскую ночь, на край света. Пересекает меридианы. Описывает гигантскую параболу где по сорок девятый параллели, чеканит ее огненным огнем, гейби комета. Бьет по черной мгле огненным хвостом, зихо-дить едущим дымом и запахом и ревет, ревет.

Так не ходит ни один экспресс, так ходит только этот этап, этот удивительный эшелон смерти, - спецешелон ОГПУ - НКВД. Он - один из многих таких эшелонов; гонят они так сумасшедшим темпом через глухую печь и сквозь еще глуше Сибирь, окутаны тайной. Не просто тайной, а тайной государственной окутаны они. Обставлены штыками, оснащены прожекторами, гонят они где-то в тайне же, непроглядную, как сам Сибирь или как тая Сибирская ночь.

Фантастические и реальные, удивительные аксессуары нерасшифрованной жаскои легенды - таинственной легенды об исчезновении душ.

На отдельных пунктах эшелон останавливается. На миг, на краткий миг. Тогда по нем бегут Аргат, бегут по крышам, перепрыгивая с вагона на вагон, и стучат палками в железо - не проломлен где? Нет ли диверсий? И так же бегут Аргат по бокам эшелона, перестукуючы стены - не сдвинута доска где? Или не замахнулся враг из нутра на государство, закон и порядок, спасаясь от того закона бегством!?

Ведь «ло славы, дело чести», дело их «доблести и геройства» довезти этот этап до назначения, - к той пропасти, где образовалась и что ее от лет уже вигачують человеческими костями и душами и не могут никак запрудить.

И тогда же так же вдоль эшелона пробегает начальник этапа. Он выбегает где от «Й.С.» и, задрав голову, озабоченно мчится глазами от вагона к вагону, - чего ищет. Так он долго гонит несмотря на ряд унылых, герметично закрытых, рыжих коробок, тех, что каждый из них «на сорок челавек или восемь лашадей», и наконец круг среднего вагона останавливается. Видсапуеться мгновение. А тогда, задрав голову к зарешеченное дыры, властно зовет в гроздь мерцающих глаз и бледных лиц, прилипли, словно бумажные, к решетке.

- Многогрешный!

Лицо исчезают. Гроздь мерцающих точек рассыпается. Зато появляется одна пара таких же, из глубины вагона приближается к решетке, а голос уныло, будто из могилы, отвечает:


Другие статьи по теме:
 Московиада
 Последняя фраза
 Круг Огня
 За ними гнались несметные полчища
 С камней и сна

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: