Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Тигролови

23-01-2017

- Я.

- Зовут!?

Паузу. И медленно, тяжело и так же уныло:

- Григорий!

Начальник мгновение молча всматривается в две мерцающие точки. Затем, успокоенный, оборачивается и идет обратно.

Две точки приближаются к решетке и мелькают, провожая. Бледное лицо прикипает к железу. А голос, исходя то из нутра, где из адского клекота сердца, взрывается сквозь зубы:

- Бережешь-ш-ш!. С-с-собака!

И снова яростно, отчаянно:

- Бережешь-ш-ш!?

Второй голос откуда-то из глубины вагона глухо, насмешливо:

- Такова! Ты, браток, как генерал! Большой чести допрыгнул. Сам великий начальник не ест и не спит - все приходит с поклоном.

Третий угрюмый голос, потешая:

- Ничего. Одбудеш все свои двадцать пять - станешь маршалом. Эх-х! - И вдруг взрывается ливнем страшных, невыносимых проклятий, - в закон, в мир, ад и в самое небо.

Эшелон срывается и летит дальше.

В грохотом колес выныривает песня, тяжелая, бурлацкая. И нарастает, нарастает.

Она начинается с одного голоса - с того голоса, который говорил «Я. Григорий ... ». Угрюмый и глубокий, он начинает песню, будто отдирая ленту от сердца:

«Да забелели снежки. Забелели белые. Еще дубравушка ... »

Кончая строку, мелодия замирает, теряется в грохоте колес, вот-вот потеряется. Тогда второй голос, как собрат, сразу подхватывает ее, крепко, дерзко:

«Еще дубравушка!»

И вместе с первым полной грудью:

«Да и заболело тело бурлацькее белое. еще и головушка ... »

Два голоса - два друга. К ним присоединяется третий. Песня бьется, как птица в гробу. А дальше, вырываясь прочь из той могилы, из того чрева драконового, покрывая грохот и визг колес, тая песня в три голоса поднимается на крылья, вылетает наружу и летит вслед, носится и бьет крыльями над спиной дракона.

Часовой оголтело бьет колбой в стену вагона:

- Адставить песни!

И гвоздя колбой ружья вовсю, пересыпает грохот фантастической бранью:

- Ад-стт-а-ви-и-ить!!


Другие статьи по теме:
 Человек бежит над пропастью
 Оловянный перстень
 За ними гнались несметные полчища
 И по этой причине трава на ней, вероятно, самая сладкая.
 На веру

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: