Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Это появилось в ближнем

30-01-2017

Она была старше него на не целых пять лет, но это не могло иметь никакого значения тогда, в момент их первого сближения.

Все началось с выставки литографий в музее древностей. Они имели счастье жить в городе, где подобные акции просто необходимы, чтобы время от времени немного растрясти окружающую гнетущую застылость. Артур Пепа не слишком разбирался в особенностях литографий, в частности, цветных (а была выставка именно цветных литографий), однако не прийти он также не мог - хотя бы учитывая неизбежную при таких оказиях позднюю пьянку с участием целой армии странствующих комедиантов. ("Знаешь, во мне все замирает, как подумаю, что в тот вечер я мог не прийти", - скажет он ей только через несколько лет, в постели, счастливый от изнеможения, держа чуть успокоенную ладонь на ее скользком от любовных ласк животе, она поймет , что речь идет именно о той выставку, потому ответит: "А я собиралась заглянуть лишь на пять минут, там было несколько знакомых").

Хотя, может, и не была выставка литографий в музее древностей. Может, выставка механических часов в музее патанатомии? Или какой перформанс с Пластиковой Рыбой и ртутными термометрами? Сейчас это не имеет значения для нас. Сейчас это уже почти не имеет значения и для них.

Но тогда, обгоняя на узких деревянных лестницах какую молодую женщину в плаще и стараясь не наступать на пятки малой девочке, которую она вела за руку, Артур Пепа вынужден был притормозить, чтобы ухватить эту женщину за локоть. История сломанного на лестнице каблука должна иметь продолжение: чувствуя себя несколько пародийным пажом оскорбленной чернью королевы и неосторожно дыша в лицо спасенной дамы причудливую смесь потребленных только перед пива, кофе и коньяка, Артур Пепа взялся за поиски главного героя выставки ("Только не уходите, я сейчас, я сейчас ... "- это к ней, а сам лестнице суньголов в выставочный толпу, из которого в конце таки выгреб своего дорогого друга Фурмана с его золотыми запонками и руками); тот вечер Фурман как хозяин акции имел в себе заимствован в опере фрак , что не помешало ему, будучи героем и также навеселе, вооружиться музейным молотком и гвоздями и восстановить сломанный каблук на - пусть уж там! - Золотом туфельке незнакомой дамы неумеху. "Есть", - торжественно заявил Фурман, по сапожный и немного по шефскую выплевывая из уст лишнего гвоздя, за что был поцелованных в щеку, а Пепа, чтобы не терять инициативы, куртуазно попросил разрешения надеть мештик на ножку (музей древностей! Клавесины! Галантный праздник! рококо! охохох!), конечно же, имелась в виду ее ножка, хоть он и не позволил себе сказать "позвольте, я обую вас" - как бы ему не чесался язык. "А это Коля", - почему сообщила она, указывая на девочку и нервно смеясь. "Коломея Воронич", - торжественно исправила малышня, нажимая на "р" посередине своей фамилии так, чтобы из него вышло по крайней мере "ррр". Обе были в одинаковой покроя плащах с разницей, разумеется, лишь в размерах и имели очень подобные прически. Поэтому нетрезвый Артур Пепа подумал, что перед ним фея со своей ученицей. "И все же я выпил бы оттуда шампанского", - кивнул он на мештик. "Хорошо, меня там ждут", - заверил умник Фурман и вовремя растаял, золотой.

И когда через каких-то десять минут они уже шли Рынком искать свое шаманское шампанское (времена не слишком способствовали таким идеям, был именно агонизирующий коммунизм и невыносимый в апреле дождь со снегом), следовательно, когда очередной порыв неистово рокового ветра вырвал у нее из руки зонтик и она почему бросилась ее ловить, Чаплино переступая мостовой на тех же каблуках, причем без всякой надежды на успех, поскольку зонтик и без того была вконец поломана, следовательно, в ту минуту Артуру Пепи показалось, что эта фея уже давно в опале у всех на свете высших сил, что ей не ведется в жизни настолько хорошо, как обычно ведется феям, что ей скорее плохо ведется, что он хотел бы для нее что нибудь сделать, иначе ему самому капец.


Другие статьи по теме:
 Разгром
 Брат на брата
 Оловянный перстень
 Но и это не он, простите.
 всю имеющуюся в империи водку

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: