Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

За ними гнались несметные полчища

03-08-2017

Особенно плохое чувство у человека, когда она совсем юная, когда она не жила еще на свете. Еще как от той войны далеко, тогда она держится браво, даже боевых военных песен поет, но когда она к той войны приближается, когда она идет не на кинофильм военный, а к фронту, когда вдруг начинает на себе ощущать дыхание той войны, близость того фронта, когда он уже чувствует дрожь земли и клекот на горизонтах, тогда ей становится тоскливо, она делается сосредоточена, молчаливая, настороженные. И уж совсем скверное чувство у человека, когда она впервые идет «нюхать пороху», а навстречу ей шагают настоящие солдаты, запыленные дымом и чумазые потом, явно убегая, со всеми приметами паники на себе, напиврозамуничени и напиврозпряжени по дисциплине, как в данном случае ...

Плохая, плохая это примета, если вермахтивци так панически шагают на запад, и плохая это психическая зарядка для парней. А вермахтивци шагают да еще и улыбаются угрюмо и презрительно, мол смотри! Тю на вас! Куда это вы! Вернитесь! Такие зеленые и наивные, такие желторотые шагают на восток, не зная, куда же это они шагают и что их там ждет! Идут вот словно на парада, в новеньких шлемах, с новенькими полотенца и пистолетиками ее «машиненгеверамы», с парой минометов, с одним танком-«тигрики», с несколькими батарейками, и куда? Куда вы? Против такой силы-силища! Вернитесь! Бегите с нами ...

Но этого им никто не говорил, это только так мерещилось и слышалось, это так можно было бы понять те взгляды чумазых потом, пылью и порохом войны, вымученных и растерзанных вермахтивцив, что посильнее топали на запад, апатичны и со всего зрезигновани ...

И Петр имел здесь возможность его видеть. И должен был себе признаться тогда (и все время потом это впечатление его преследовало) - впечатления от командира дивизии было довольно скверное, плохое. А это много значит для воина, какое впечатление на него производил старший командир. С времен времен повелось, что для солдата командир только тогда командир, если он собой заслоняет отца. Недаром в старину (да и позже) к титулу старейшего военачальника в Украину воины добавляли еще дополнительный титул - «отец». А это что? Это отец?

Среди перрона стоит достаточно хорошо вычищенный и выбритый, но невзрачный, лишь очень напыщенный немец с хлыстиком в руке. Генеральский фуражка на нем стоит раструбом, как венец павлину. Это Фрайтаг. Фрайтаг разговаривает с майором П., стоящего перед ним на-смирно. Майор П. высокий, крепкий, генерал против него довольно невзрачный, но уголки губ у генерала при этой беседе презрительно опущены. Это презрение испытывает майор П., и потому он красный, как рак, от растерянности или от обиды. Где-то высоко ворчал, вражеский самолет, и видно, что генерал стоит, словно на шпильках, едва удерживается, чтобы вдруг не броситься и не убежать где под прикрытие, однако уголки его губ презрительно опущены, и опущены не из презрения к тому самолета, не из презрения к смерти, а по другим причинам: он, видишь, говорит не только с низким образом, а еще и с человеком низшей расы, с «унтерменшами», с украинским, что есть азиятом ... Это так и написано на виду у генерала.

Петру тогда сердце екнуло, сжатый плохим предчувствием, шарпнуте мыслью, что с таким командиром они далеко не заедут. Э, нет, с таким «отцом» им быстро «жаба сиськи даст». Будто в подтверждение этого, разговор Фрайтаг с майором П. вдруг кончилась такой сценкой.

Фрайтаг держался-держался храбро, да и не выдержал фасона, дернул лицом вверх, где внезапно завыли сброшены с зенита бомбы, втянул голову в плечи, а дальше бросился к машине, к своему «опеля», и был таков ... Бомбы упали далеко где- за станцией, но как же же быстро они здмухнулы генерала!

Майор П. остался один на перроне, удивленный и огорчении, покинутый нагло своим командиром, что даже недоговорил каких-то там указаний. Посмотрев некоторое время в ту сторону, где исчез Фрайтаг, майор П. вытер ладонью пот со лба, вздохнул и махнул неопределенно рукой.


Другие статьи по теме:
 Павел Чернокрыл
 Интересно, когда он к нам выйдет?
 С камней и сна
 Проходит еще четверть часа
 Так мы дошли до кульминации.

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: