Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

За ними гнались несметные полчища

13-02-2017

На фронте стояло затишье. Враг остановился и не подавал знака. Может, он и вообще уже не будет настулаты. Где он там по ту сторону Бродов застрял ...

Ходило пророчество какой Насти стигматичкы о том, что где-то там, по ту сторону Бродов он, тот враг, и «пощезне». Сам пощезне.

Придет какая змора на него, на врага, не то чума, не то язва сибирская, или нечто подобное, и помрет он, как саранча, и на том будет конец. Никогда он не дойдет до Львова ... Не хорошо! Ну, совсем так, как и в гимне национальном том поется:

Сгинут наши враги, как роса на солнце!

Может именно поэтому в пророчество Насти стигматичкы все верили. То есть верили потому, что оно было таким удобным, таким желанным решением всей мороки по рецепту родного таки национального гимна. Придет змора, и помрет враг, «как роса на солнце», и никогда не дойдет до Львова. Никогда-никогда даже не вступит на его окраине ... Великая вещь - человеческая вера она может создать психоз ужаса и она же может создать трогательную иллюзию небывалого чуда.

Как всегда бывает, люди лучше верят в то, чего и сами хотят. Так и здесь. Люди хотели именно того, что предсказывала Настя стигматичкы, и верили в это. И все знаки будто начали показывать, что так оно, пожалуй, и будет. Враг не проявлял никакой активности, как будто его вообще не было там, не было никаких тех миллионов, никаких несметных армий, танков, «катюш», бесчисленного артиллерии, авияции ... Даже странно, чего тот вермахт так бежал панически! Враг продолжал лишь вялую разведывательную акцию с воздуха - когда-когда появлялся на бешеной возвышенности разведывательный самолет, двукрылых ляпотун, прозванный в этой войне «кукурузник», а вообще, как и всякий советский самолет, называемый немцами «Иваном», ворчал над освещенными солнцем просторами, над мирными, убогими, но облученными надеждой селами, - беленькие домики которых так хорошо служили ориентиры на земле, - ворчал безобидного над тем усим копанием и суетой воина дивизии, а поворкотившы, исчезал. И все это копание и возня продолжалась дальше и выглядело, как мирное строительство.

Петру пушкари пели песни, лежа под кустами, ездовые попасалы и убирала лошадей в чаще, связные-телефонисты и радисты занимались мирными разговорами со своими коллегами, па всем отрезке фронта существующими, охотились за новостями и фронтовыми сплетнями ... Кто не дежурил - ходили на село ухаживать за девушками. На наблюдательных пунктах люди томились от скуки. Но никто не роптал - так было хорошо.

По фронту пролетела «утка», сплоджена, конечно, каким беспокойным радистом, что не мог жить без новостей, - «утка» о том, что большевики остановились потому, мол, так узнали, что на фронт пришла украинская дивизия «Галичина» и теперь они не знают что делать. В панике. Советуются.

А вслед за этим - вторая «утка». «... Узнав, что на фронт под Броды пришла украинская дивизия« Галичина », Сталин производит специальный плян в Москве, как бы ю дивизию забрать всю живьем, с скопом. И пока он этого не вздумает, до того не будет никакой войны.

И третья «утка». Сталин предложил Гитлеру заключить мир за такую ​​цену: пусть Гитлер отдаст Сталину всех этих ребят на расправу. И Гитлер якобы над тем думает вот теперь. А Сталин ждет. Поэтому и такое затишье.

Это все юмор шибеничний, или юмор солдатский, что одинаковое. Однако где-то в нем была горькая правда, судьба горькой правды.

Логика говорила за то, что, пожалуй, по ту сторону Бродов, за этим «широким селом» кто-то очень ломает голову вокруг этих стрелков, вокруг этой дивизии, кто особенно приковал свое внимание к этим «ребят», обдумывая крепко, как же завершить их судьбу. Потому что я? для врага эта дивизия в сто раз опаснее, чем целые корпуса других воинов, она опасна, как пример для всего населения украинской земли, как наглядное доказательство существования воли к борьбе за свободу и организованного орудування оружием во имя той свободы. А такой пример может быть заразителен. Убить его - Это отступило потребность, это чрезвычайно важная задача. Уничтожить любой ценой.


Другие статьи по теме:
 Как видите
 Человек бежит над пропастью
 И по этой причине трава на ней, вероятно, самая сладкая.
 Артур Пепа еще не знал
 С камней и сна

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: