Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

За ними гнались несметные полчища

07-04-2017

События начали развиваться быстро.

Вслед за приказом начали налетать малыми соединениями большовицьки самолеты, будто делая упражнения, они появлялись неожиданно и бомбили хаотично, при-шла, такое впечатление, что это были малые пригравкы к следующему большого концерта. Но и эти налеты прекратили любое движение к вечеру и нанесли некоторые потери - первая кровь юношеская залила землю здесь и там.

Как завечорило, движение возобновилось: вермахт побежал на запад, сотни и батальоны украинской дивизии на восток. Таки на восток!

Петр снял свою батарею и в сумерках взялся перетягивать ее на несколько километров вправо. Какая неистовая морока менять позицию и перетягивать такую ​​громоздкую махину, как батарея тяжелых пушек со всеми ее причиндалами, муницийнимы обозами и всеми вспомогательными частями, да еще Рухани конной тягой! Но ничего не поделаешь. Батарея снялась и погримотила в вечернее сумерки, в ночь, торопясь, но не в силах выгнать галопом. Где там галопом! И дороги плохие, и все запружены войсками, - как бы не почавиты человек, в основном своих.

Долгое время они шли в густой колонне какой части их дивизии. Это была пехотная часть. Здесь, втесавшись в самую гущу, Петр имел возможность наблюдать, почувствовать настроение солдат. Настроение было плохое. Среди солдат были заметны симптомы заломання психического. Гнетущие впечатления от вермахта, отступал все время, что эта молодежь прибыла сюда, на фронт под Броды, не прошли напрасно. Особенно впечатление сегодняшнего дня. Начиналась ... не паника, нет. Паника только вставала бредил, как неизбежность, как отступило выследи уже сделаны - не ими - рижних глупостей и непоправимых ошибок. Сейчас пока начался ропот, всегда идут перед паникой, если они становятся массовым явлением. Нарекания слышались здесь и там, и сердце Петру сжималось тревожно. Эти сетования - это зараза. Эх, Романа бы сюда! Там, где его дух мечтателя и оптимиста!

Кто в темноте свистел, как сыч на смертное:

«Как же это? Что же мы? Куда же мы? Что же мы сами? Если вермахт бежит, то что же мы? "

Молчание. Воины сопят, тяжело топают и шаркают ногами, волоча свои тяжелые рюкзаки и оружие.

Вдруг:

«Вермахт для того, чтобы грабить! А мы для того, чтобы защищать! - Изрек кто-то в темноте повуро и громогласно, а потом грянул со злобой и насмешкой, «Эй там! Который там сопли развесил? Заворачивай на печь! Догоняй вермахт!

Хохот.

Петр тоже засмеялся, услышав сетования, реплику и смех, особенно засмеялся том, что этот голос вынырнул как нарочно в ответ на его мнение о Романе, только это не был Роман, это был только его дух, немного, правда, злобный. А тот же голос добавил, пробормотал уже сквозь стиснутые зубы:


Другие статьи по теме:
 Культура Древней Индии
 Оборотень хребте
 На веру
 Рыцарский роман
 Тигролови

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: