Главное меню



Новости литературы

Творчество, пожалуй, самого известного английского классика Уильяма Шекспира, подверглось резкой критике со стороны современных знаменитостей.
Странная кижка — под книгу для менеджера от менеджера вполне успешно мимикрируют старческие мемуары и попытки оправдать свои поступки на должность CEO компании Ford. Но нас не проведешь!
Кинофестиваль «Литература и кино», где все фильмы созданы по мотивам литературных произведений, открылся 10 марта в Гатчине.

Зато подрастала его дочь

27-01-2017

Первая из книг называлась "Артуру Братья" и была вроде поэтической антологией, где Артур Пепа выступал вроде составителем. На самом нехитрую мистификацию было видно насквозь: придумав девяти не известных широкой общественности поэтов, их биографии и характеры, он упорядочил по полтора десятка стихотворений от имени каждого из них, в своем предисловии намекая на символику Круглого Стола и Святом Граале, но делая это в настолько кощунственно способ, проникнутом неофитським фанатизмом издателю пришлось зарубить первоначальное название "Артуру Рыцари". Стихи каждого из вымышленных поэтов были радикально отличными от других и это также не могло не свидетельствовать о прозрачности мистификации. Первый из них вроде писал сюрреалистические поэзии в прозе, второй рифмованные срамные куплеты на границе между мягкой и жесткой порнографией, третий миниатюрные верлибровые заметки какого оконченного маргинала Фенологи, то бишь натурфилософа. Четвертый, согласно легенде, был гомосексуалистом западником, пятый неонародники на почве (из его наследия была помещена не отдельные стихотворения, а целую длинную поэму под названием "Триполье и Тризуб, или Ведро Возрождение"). Шестой, очевидно, имел пункта на "Пьяному корабле" Рембо, поскольку сам занимался исключительно вариациями вокруг этого текста. Седьмой и восьмой представляли соответственно растрепанная анархического спикера наркотической вседозволенности (его часть в книге называлась "Пропаганджа") и добросовестно сонетной классициста, маминого сынка и отличника. Девятый - самый интересный - был серийным убийцей, поэтому каждый из его стихотворений был историей очередного преступления и имел посвящение уничтоженной жертве.

"Артуру Братья", безусловно, напоролись на единодушно острую отпор критике и такой же бурный читательский успех. Книга была распродана за несколько месяцев, прежде всего благодаря двум трем судебным искам к составителю. Все процессы Артур Пепа с веселым треском проиграл, но без солидных последствий. Хотя международный ПЕН клуб записал его имя в реестр писателей, которые потенциально находятся под угрозой репрессий. Недоброжелатели даже утверждали, что этот ловкий имиджмейкер самого себя сам и заказывал все судебные скандалы. Кто найзаздрисниший к тому же опубликовал фельетон о черном пи ар (некое словечко - именно входило в журналистскую моду). Хотя в этом случае это был Пе Ар.

В следующем году увидела свет вторая и последняя из его книг - "Литература могла быть другой" (с подзаголовком "украинская классика, перечитают и дополнена"). В своем предисловии Артур Пепа сокрушенно признавал, что нежелание молодого поколения наших читателей углубляться в сокровищницу национальной классики должно быть преодолено каким-то очень радикальным образом. В связи с этим он предлагал новые возможности развития известных еще со школы хрестоматийных сюжетов, переписывая их с более менее почтительным сохранением авторской поэтики и изменяя их проблематику в сторону сознательного осовременивания. Таким образом, "Кайдашева семья" в его версии вставала романом о разборки внутри мафиозного группировки, разночинной семинаристы в "Облаках" мертвецки обкурювались привезенной из сахарных Юга анаши, а "Кони не виноваты" заканчивались сценой группового изнасилования либерального помещика Аркадия Петровича Малины целым эскадроном им же вызванных на место происшествия казаков.


Другие статьи по теме:
 На веру
 Такие вещи наказываются слишком строго
 Попутные гости
 Разгром
 Но и это не он, простите.

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий: